ТОП интересных вопросов Линии консультаций (06.07.2021)

Безымянный-1_Монтажная область 1.png
 Безымянный-2.png


От нашего пользователя поступил вопрос:
Нужно ли удостоверять (нотариально или регистратором) принятие решений общим собранием акционеров общества, состоящего из одного акционера?

Ляйс Оксана.png 

Ответ Эксперта Линии консультаций по юридическим вопросам
Ляйс Оксаны
Добрый день!

Рассмотрев Ваш вопрос, сообщаем следующее:

Предполагаем, что не нужно. 

Обоснование: 

Высшим органом управления хозяйственного общества является общее собрание участников, которое принимает решения по ключевым вопросам деятельности общества. Компетенция общего собрания, а также процедуры его созыва, проведения и принятия решения довольно подробно прописаны в нормах Гражданского кодекса Российской Федерации ( СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301; 2015. N 29 (ч. I). Ст. 4384) о хозяйственных обществах, а также в специальных законах, регулирующих деятельность акционерных обществ (См.: Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (ред. от 29.06.2015) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1; 2015. N 27. Ст. 4001) и обществ с ограниченной ответственностью ( См.: Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (ред. от 29.06.2015) // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785; 2015. N 27. Ст. 4001).

Анализ судебной практики по корпоративным спорам показал, что, несмотря на подробное законодательное регулирование вопросов управления и контроля в хозяйственных обществах, нарушений в указанной области довольно много. Среди них особо можно выделить споры, связанные с нарушением порядка созыва общего собрания хозяйственных обществ, кворума при принятии решения и самой процедуры принятия решения , споры, связанные с приватизацией государственного и муниципального имущества .

 Это послужило одной из причин внесения в мае 2014 года изменений в главу Гражданского кодекса Российской Федерации о юридических лицах и следом за ними - в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Часть изменений коснулась вопросов ужесточения контроля за принятием решений общим собранием хозяйственного общества, а именно удостоверения состава участников общества, присутствовавших на собрании и принятия им решения (ст. ст. 67.1, 97 ГК РФ, при этом указанные изменения не были внесены в ФЗ "Об АО" и ФЗ "Об ООО").

Новые нормы, во-первых, носят превентивный характер и дисциплинируют участников хозяйственного общества при принятии решений, поскольку принятое с нарушением установленного порядка решение не будет удостоверено нотариусом или реестродержателем и не будет иметь юридической силы, а следовательно, не может быть использовано в дальнейшем обществом в своей хозяйственной деятельности, во-вторых, представляют собой дополнительный механизм защиты прав участников хозяйственных обществ от подделки протоколов общих собраний с одной стороны.

В частности, принятие общим собранием участников публичного акционерного общества и состав присутствовавших на нем участников должен быть подтвержден реестродержателем, выполняющим на собрании одновременно функцию контролирующего органа и функцию счетной комиссии, а в отношении непубличного акционерного общества - нотариусом или реестродержателем, выполняющим на собрании функцию счетной комиссии. При этом способов удостоверения принятия решения общим собранием и состав его участников для обществ с ограниченной ответственностью данной же нормой шире. Участники общества с ограниченной ответственностью вправе предусмотреть в Уставе общества или принятом единогласно решении вместо нотариального удостоверения иной способ удостоверения принятия решения общим собранием и состав участников. Перечень способов удостоверения решения собрания Закон не содержит, поэтому участники общества с ограниченной ответственностью вправе избрать любой, не противоречащий Закону и устраивающий всех участников. Это может быть, например, подписание протокола всеми или определенной частью участников; применение технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения и состава участников; проведение собрания в режиме видеоконференции и др.

Таким образом, участникам ООО предоставлено больше возможностей в фиксации факта принятия решения общим собранием и его состава, чем участникам акционерных обществ. Такая позиция законодателя непонятна и вызывает вопросы. В чем же принципиальная разница между общим собранием участников акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, что для одних установлены императивные правила, а для других - диспозитивные? Представляется, что ничем. А акционерные общества с введением указанных правил поставлены в заведомо худшее положение, поскольку при проведении собрания должны нести дополнительные финансовые расходы по оплате услуг нотариуса или реестродержателя. 

Из анализа п. 3 ст. 67.1 ГК РФ вытекает, что на регистратора законом возложено две функции - удостоверительная (удостоверить число присутствующих участников и принятие ими решения) и организационная (к полномочиям счетной комиссии относится проверка полномочий и регистрация участвующих в общем собрании лиц, определение кворума общего собрания акционеров, разъяснение вопросов, возникающих в связи с реализацией акционерами либо их представителями права голоса на общем собрании, разъяснение порядка голосования, обеспечение установленного порядка голосования и прав акционеров на участие в голосовании, подсчет голосов и подведение итогов голосования, оформление протокола об итогах голосования, передача в архив бюллетеней для голосования). Нотариус же функцией счетной комиссии не наделен, а следовательно, не может не только осуществить проверку законности принятого решения, но и проверить наличие кворума и соблюдение процедуры голосования. Более того, в соответствии со ст. 103.10 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате ( Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357; СЗ РФ. N 13. Ст. 1811) нотариус удостоверяет число присутствующих участников хозяйственного общества и принятие ими решения на основании кворума и наличия голосов, необходимых для принятия решения, на основании данных, представленных счетной комиссией. Таким образом, нотариус не может отвечать за достоверность данных, предоставленных счетной комиссией, что, безусловно, сводит производимое им удостоверение к формальной, не имеющей значения для третьих лиц процедуре.

Рассматриваемая норма об удостоверении решения общего собрания акционерных обществ нотариусами косвенно блокирует применение ст. 50 ФЗ "Об акционерных обществах", предусматривающей заочную форму проведения собрания, поскольку в соответствии со ст. 103.10 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус должен лично присутствовать на собрании. Заочную процедуру проведения общего собрания могут удостоверять только регистраторы, осуществляющие функции счетной комиссии. Таким образом, анализ функций нотариуса и регистратора, возложенных на них ст. 67.1 ГК РФ, и полномочий, предоставленных иными нормативными актами, позволяет прийти к выводу о формальности действий нотариуса, отсутствии в них юридической значимости. Представляется, что необходимо исключить нотариуса из круга лиц, удостоверяющих решения собраний хозяйственных обществ, сохранив эти полномочия только за профессиональными регистраторами.

Необходимость применения рассматриваемой нормы вызвала вопросы у акционерных обществ, созданных одним лицом, или состоящих из одного акционера, владеющего 100% акций общества. В таком обществе решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания акционеров, принимаются единственным учредителем или единственным акционером единолично и оформляются письменно. Положения закона о порядке и сроке подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров к указанным обществам не применяются, за исключением нормы, регулирующей сроки проведения годового общего собрания. Из буквального толкования ст. 67.1 ГК РФ никаких исключений по числу участников не установлено, то есть и акционерные общества, состоящие из одного участника, должны удостоверять решения. Из буквального же толкования указанной нормы возникает и трудность ее применения для обществ, состоящих из одного участника, поскольку в норме говорится об удостоверении решения общего собрания, а в хозяйственных обществах, состоящих из одного участника, решения принимаются не в форме и не по процедуре общего собрания, а в виде единолично принятого решения. Представляется, что единолично принятое решение не может рассматриваться как решение общего собрания, поскольку собрание представляет собой совместное присутствие где-нибудь членов коллектива для обсуждения, решения каких-нибудь вопросов ( См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 729), а в рассматриваемой ситуации в акционером обществе всего один акционер. Также под буквальным принятием решения понимается согласие с чем-нибудь, утверждение голосованием ( Там же. С. 585), чего в свою очередь невозможно обнаружить в акционерном обществе с единственным акционером. Также из буквального толкования п. 3 ст. 67.1 ГК РФ следует, что указанная норма определяет порядок подтверждения состава участников хозяйственного общества, присутствующих на собрании, а также сам факт принятия решения именно присутствующими на собрании участниками. Иными словами, нотариус или реестродержатель, присутствующий на общем собрании хозяйственного общества, должен подтвердить наличие одновременно двух обстоятельств: количество присутствующих на собрании участников и принятие этим же количеством участников решения. Представляется, что в хозяйственном обществе с одним участником указанные юридически значимые обстоятельства, нуждающиеся в специальном способе удостоверения, отсутствуют, что позволяет утверждать неприменимость к таким обществам требований, установленных подп. 1 и 2 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ.

Подобной позиции придерживается и Банк России в письме от 18.08.2014 N 06-52/6680 "О некоторых вопросах, связанных с применением отдельных положений Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" (Вестник Банка России. 2014. N 74).

Однако на практике банки и другие участники гражданского оборота при заключении сделок с акционерными обществами, состоящими из одного участника, требуют удостоверения единолично принятого решения по правилам ст. 67.1 ГК РФ, ссылаясь на то, что во-первых, правила об удостоверении решения общего собрания акционеров, закрепленные в ст. 67.1 ГК РФ, не поименованы в перечне исключений, содержащихся в п. 3 ст. 47 ФЗ "Об акционерных обществах", а также не могут напрямую быть отнесены ни к срокам, ни к порядку созыва и проведения общего собрания, а во-вторых, письмо банка России является не нормативным актом, а актом толкования, расширительно толкует норму, содержащуюся в ст. 67.1 ГК РФ, а следовательно, не может быть применимо.



Другие статьи

Анонс журнала «ГЛАВНАЯ КНИГА», 2022, № 14
Анонс журнала «ГЛАВНАЯ КНИГА», 2022, № 12
Дата подписания номера-01.07.2022
30.06.2022 Читать далее